Год назад, 28 декабря 2019 года, Указом Президента Российской Федерации в структуре МИД России было создано новое подразделение — Департамент международной информационной безопасности (ДМИБ). Появление ДМИБ, безусловно, свидетельствует об особом внимании российского руководства к решению всего комплекса проблем, связанных с развитием информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), и было обусловлено необходимостью адекватного оперативного реагирования дипломатическими методами на новые вызовы и угрозы, возникающие в такой актуальной сфере, как информационное пространство.

На ДМИБ возложены важные задачи, связанные с участием в разработке и реализации государственной политики в области международной информационной безопасности, продвижением на международной арене позиции нашей страны по вопросу обеспечения МИБ, в том числе по борьбе с использованием ИКТ в военно-политических, террористических и преступных целях. Департамент курирует участие России в работе международных организаций и многосторонних форумов в сфере МИБ, двустороннее взаимодействие с зарубежными странами по данной теме, а также международно-политические аспекты использования Интернета.

Обеспечение информационной безопасности — это веление времени, настоятельная потребность новой реальности, обусловленной стремительно возрастающей в глобальном масштабе ролью ИКТ и возникающих в связи с этим новых опасностей и угроз. Еще 30-40 лет назад о возможности неправомерного использования этих технологий мало кто задумывался, но в наши дни противодействие их применению в военно-политических, террористических и преступных целях становится абсолютным приоритетом повестки дня международного сообщества. Это также отвечает и национальным интересам нашей страны.

Мы видим, как на планете формируется безграничное киберпространство — принципиально новая среда, в которой еще не утвердились общепризнанные правила поведения в силу технологических особенностей и трансграничного характера ИКТ. Нам следует оценивать как возможности и удобства современных технологий, так и их оборотную сторону — нарастание угроз всей цифровой среде, которое может привести к серьезному вооруженному конфликту.

Казалось бы, очевидна значимость и необходимость для человечества как применительно к сегодняшней ситуации, так и в стратегической перспективе создания надежной глобальной системы обеспечения международной информационной безопасности.

В связи с этим возникает ряд вопросов: кто уклоняется от предметного разговора и поиска компромисса и когда международное сообщество приступит наконец к конструктивному взаимодействию по поиску «кибервакцины» в условиях нарастающей «киберпандемии».

В условиях укрепления многополярного мира наши западные оппоненты продолжают цепляться за «традиционные рецепты холодной войны». Один высокопоставленный американский внешнеполитический теоретик, пробивая в разгар президентских выборов в Конгресс США планы по созданию в Госдепартаменте отдельного бюро по кибербезопасности, посвятил целый трактат для обоснования того, что главным в киберполитике Вашингтона должно быть «сдерживание» России, Китая да и всех, кто в таких категориях, как национальный суверенитет, невмешательство во внутренние дела, независимость, справедливая технологическая конкуренция, не мыслит по-американски. Следствием подобного подхода являются настойчивые усилия влиятельных сил Запада закрепить в международном общественном мнении представление о России и Китае как державах, угрожающих существованию «миропорядка, основанного на правилах».

Как будто и не было известных разоблачений Э.Сноудена, каждый день дополняемых все новой информацией о кибербеспределе на международной арене спецслужб США и их партнеров, а также аффилированных с ними компаний. Западники рассматривают информпространство как новую сферу стратегического противостояния, «кибертеатр военных действий». В основе их подходов в области МИБ — стремление обеспечить себе «свободу рук», включая право произвольно трактовать и применять выгодные для них нормы международного права, определять «виновных» в совершении кибератак и наказывать их путем контрмер и санкций, при этом не утруждая себя излишними доказательствами.

Различные механизмы западников, размывающие ключевую роль ООН, становятся не гарантией мировой стабильности, а помехой выстраиванию системы международных отношений, отвечающих требованиям современной реальности. Зачастую они действуют исходя из идеологических предубеждений. Передергивание фактов, «жонглирование» процедурами, полуправда, а порой и открытая ложь, предвзятость, особенно когда дело касается конфликтов с участием соперничающих держав или групп государств, стали, к сожалению, распространенной практикой современной мировой киберполитики.

Наша позиция к формированию системы МИБ направлена на предотвращение конфликтов и противоборства в информационном пространстве, обеспечение стабильности и безопасности глобального информпространства, достижение равноправного партнерства и мирного использования ИКТ, выстраивание прагматичного и взаимовыгодного сотрудничества.

В этих целях предлагаем международному сообществу выработать и принять универсальные договоренности о единых «правилах игры» в информпространстве, закрепляющие такие оправдавшие себя международно-правовые принципы, как неприменение силы, уважение государственного суверенитета, невмешательство во внутренние дела других государств, соблюдение основных прав и свобод человека, а также равных прав для всех государств на участие в управлении сетью Интернет.

Подтверждением такого конструктивного подхода является выдвинутое в сентябре этого года предложение Президента России В.В.Путина по нормализации диалога по МИБ с Соединенными Штатами. Суть данной инициативы сводится к принятию комплекса практических мер по реальной перезагрузке двусторонних отношений в сфере использования ИКТ, направленных на повышение уровня доверия между нашими государствами и обеспечение безопасности и процветания наших народов. Особое внимание в заявлении посвящено аспектам, касающимся гарантий невмешательства во внутренние дела друг друга, включая избирательные процессы, а также необходимости начала профессионального межведомственного экспертного диалога и особой ответственности ключевых игроков за предотвращение масштабной конфронтации в цифровой сфере.

Одной из мер является призыв России ко всем странам мира о выработке глобальной договоренности о ненанесении первыми удара с использованием ИКТ друг против друга. Достижение такого «перемирия» в ИКТ-среде позволило бы создать почву для дальнейших переговоров по насущным вопросам МИБ и принятию конкретных решений в данной области.

Сейчас открывается редкое «окно возможностей» для примирения позиций сторон по этому вопросу, и отрадно, что Россия играет активную роль в данном процессе. Исторически именно наша страна стояла у истоков переговорного процесса по МИБ в рамках единственной в мире универсальной организации — ООН. Диалог по МИБ, запущенный в 1998 году, поддерживается нашими усилиями уже более 20 лет. Хотели бы напомнить, что в 2018 году по российской инициативе международное сообщество сделало прорывной шаг в формировании качественно нового переговорного формата по МИБ — Рабочей группы ООН открытого состава (РГОС). Этот формат неофициально уже окрестили «кибер-Генассамблеей» ООН, поскольку он открыт для участия всех без исключения государств — членов ООН и, как показал первый созыв РГОС, широко востребован мировым сообществом.

В интересах сохранения переговорного процесса в долгосрочной перспективе на основе апробированного и доказавшего свою эффективность формата Россия в октябре этого года внесла в Первом комитете 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН соответствующий проект резолюции по МИБ «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности».

9 ноября 2020 года — день нашей крупной дипломатической победы. В этот день Первым комитетом 75-й сессии Генассамблеи ООН был принят проект нашей резолюции по МИБ. России удалось при поддержке внушительного большинства государств — членов ООН (27 государств стали соавторами нашей инициативы, 104 выступили в пользу ее принятия) вновь гарантировать международному сообществу возможность участия в инклюзивном, транспарентном и подлинно демократичном переговорном процессе по вопросам обеспечения информбезопасности.

В соответствии с резолюцией, в 2021 году сроком на пять лет (2021-2025 гг.) будет учреждена новая РГОС. Ее мандат будет расширен по сравнению с текущей группой: в частности, будущая группа будет уполномочена рассматривать национальные инициативы в области МИБ, а также создавать вспомогательные подгруппы по отдельным аспектам ее мандата. Это придаст дискуссиям более структурированный и динамичный характер. В центре внимания новой РГОС останется деятельность по выработке правил, норм и принципов ответственного поведения государств в информационном пространстве — универсальных «правил дорожного движения» в цифровой среде.

Наша идея учреждения новой РГОС не идет вразрез с работой текущей группы. Россия, как основатель нынешней РГОС, которую удалось создать с огромным трудом, как никто другой заинтересована в успешном завершении ее работы. Новая структура не предвосхищает итоги ныне действующих ооновских механизмов по МИБ — РГОС и Группы правительственных экспертов (ГПЭ). Ее деятельность станет продолжением работы этих профильных групп под эгидой ООН и будет базироваться на их результатах.

Мы признательны всем государствам, которые поддержали наш проект, несмотря на беспрецедентное противодействие со стороны западного лагеря во главе с США. В этом году партнеры «пустились во все тяжкие» и использовали даже процедурные рычаги влияния, чтобы воспрепятствовать прохождению в ООН инициативы лишь потому, что она «made in Russia». Впервые за время продвижения нашей резолюции по МИБ в Первом комитете Генассамблеи ООН проходило раздельное голосование (несмотря на заверения американской стороны не применять методы «процедурной войны»), на которое были поставлены п. 10 преамбулы нашего документа (дословно взят из резолюции 73/27 ГА ООН от 5 декабря 2018 г.) и ключевой для нашего проекта п. 1 постановляющей части о создании в 2021 году новой РГОС по МИБ. Несмотря на эти ухищрения коллективного Запада, России и ее единомышленникам удалось добиться принятия нашей резолюции в Первом комитете Генассамблеи ООН. Окончательное голосование по проекту нашей резолюции в Генеральной Ассамблее ООН предстоит ориентировочно в декабре 2020 года.

Параллельно с нашим документом Первым комитетом ГА ООН был принят американский проект резолюции по МИБ «Продвижение ответственного поведения государств в киберпространстве в контексте международной безопасности». По иронии судьбы текст американского проекта почти полностью копирует текст принятой ГА ООН по инициативе России в 2016 году резолюции 71/28. Он мог бы даже не вызывать возражений с нашей стороны, если бы остался в том неизменном виде. Однако в тексте документа содержится одно категорически неприемлемое для нас положение (п. 6 его постановляющей части), по сути, блокирующее возможность принятия Генассамблеей ООН каких-либо решений по дальнейшей работе на направлении МИБ до завершения итогов нынешних РГОС и ГПЭ. Полагаем, что американский проект преследовал единственную цель — любой ценой предотвратить принятие нашей резолюции, чтобы вернуть международное сообщество в эпоху элитарных «клубных» договоренностей наиболее развитых в технологическом плане игроков, оставив «за бортом» все остальные страны.

Россия могла ответить нашим «заклятым партнерам» зеркально, поставив на раздельное голосование ключевой для американского проекта п. 6 его постановляющей части. Однако было принято правильное решение не опускаться до этого и не превращать площадку ООН в место для мелкого, процедурного «трюкачества». Наш подход, поддержанный единомышленниками и партнерами, продемонстрировал, что Россия стремится сохранить в системе ООН профильный переговорный механизм на благо общих интересов, отстаивает право каждого государства иметь возможность на равных участвовать в профильной международной дискуссии по тематике МИБ.

Очевидный факт, о котором хотелось бы напомнить: если бы не Россия, в ООН сейчас не было бы вообще никакого переговорного процесса по МИБ. В свое время именно наша страна выступила с инициативой создания Группы правительственных экспертов, опять же при активном сопротивлении западных стран. Два года назад история повторилась и с другой профильной группой — РГОС. США и ряд западных стран выступали против нашей идеи об ее учреждении. Ровно с таким же пылом они доказывали всем, что необходимости в открытом процессе нет, что это преждевременно, неэффективно и подрывает сложившиеся устои.

Как сейчас проходят переговоры в РГОС и ГПЭ по МИБ?

На фоне стагнации глобальной дискуссии по проблематике МИБ вынуждены констатировать, что только Россия при поддержке группы единомышленников демонстрирует готовность вносить конструктивный, осязаемый вклад в переговорный процесс.

Печально наблюдать за деградацией интеллектуальной мысли в ГПЭ. За время неформальных онлайн-консультаций, проводимых в течение этого года, сложилось впечатление, что западные эксперты не в состоянии предложить ничего нового, а занимаются лишь «забалтыванием», всерьез обсуждая мотивы и первопричины выработки тех рекомендаций, которые были приняты ГПЭ еще в 2013 и 2015 годах.

Мандат нынешней Группы истекает уже через полгода, а эксперты до сих пор не рассмотрели даже «нулевой» проект итогового доклада. Нельзя не напомнить в этой связи, что в 2017 году бесконечные философские дискуссии в конечном итоге погубили ГПЭ под германским председательством. Сегодня ситуация усугубляется еще и тем, что с 2015 года в рамках этой площадки не было выдвинуто ни одного нового предложения, не было принято ни одного прорывного решения. Мы в этой связи представили на рассмотрение Группы дополнительный перечень правил, норм и принципов ответственного поведения государств, ранее одобренных в рамках ШОС. Примечательно, что некоторые из правил были восприняты экспертами «с интересом и симпатией», поскольку они призваны способствовать предотвращению милитаризации киберсреды и обеспечению использования ИКТ исключительно в мирных целях. Однако к конкретному обсуждению внесенных Россией норм с прицелом на их универсализацию наши западные партнеры не готовы.

В Рабочей группе ООН открытого состава по МИБ ситуация также непростая. Проект итогового доклада был обещан участникам Группы еще в мае 2020 года и должен был быть одобрен на заключительной сессии в июле этого года. Однако в связи с ограничительными мерами, введенными в системе ООН из-за пандемии, график работы РГОС был изменен, а срок ее работы продлен до марта 2021 года. Швейцарское председательство обещает представить проект итогового доклада РГОС в декабре этого года.

На фоне задержек с подготовкой проекта доклада РГОС коллегам и председателю в качестве основы для выработки консенсуса был предложен российский проект данного документа, выдержанный в неконфронтационном, компромиссном ключе. Его основная идея — закрепление общеприемлемых формулировок по всем аспектам мандата Группы.

Другим важным направлением деятельности России на площадке ООН является работа на треке противодействия киберпреступности. Ежегодно государства вкладывают огромные ресурсы в экономический прогресс, рост финансового благополучия населения и цифровизацию, которая способна повысить качество жизни. Эти усилия зачастую не имеют должного эффекта, а то и вовсе обесцениваются из-за влияния глобальных негативных тенденций и угроз, одной из которых является информационная преступность.

По оценкам одного из ведущих исследовательских центров в области цифровой экономики «Cybersecurity Ventures», ущерб от действий киберпреступников в 2021 году прогнозируется в размере 6 трлн. долларов. Ожидается, что к 2025 году ежегодные убытки от мировой киберпреступности возрастут до 10,5 трлн. долларов, что представляет собой самый масштабный «трансфер» экономического богатства в истории. По степени доходности киберпреступность сегодня успешно конкурирует с глобальной наркоторговлей.

Лавинообразный рост информационной преступности, повышение уровня технологической подкованности и изобретательности хакеров по всему миру обусловлен следующими причинами. Во-первых, на глобальном уровне отсутствует слаженное взаимодействие государств по предупреждению, предотвращению и преодолению последствий действий киберпреступников, для чего необходима солидная универсальная международно-правовая база. Индивидуальных и разрозненных попыток стран на национальном и региональном уровнях бороться с этим глобальным феноменом явно недостаточно. Во-вторых, существует серьезный технологический разрыв между развитыми и развивающимися странами, что осложняет межгосударственное сотрудничество, требующее в этой сфере общения на равных.

Первым вестником осознания странами масштабов проблемы стало развитие регионального сотрудничества и разработка соответствующих юридически обязательных положений. В 2001 году появились Соглашение государств — участников Содружества независимых государств о сотрудничестве в борьбе с преступлениями в сфере компьютерной информации и Конвенция Совета Европы о преступности в сфере компьютерной информации (Будапештская конвенция), а в 2010 году — Конвенция Лиги арабских государств о борьбе с преступлениями в области информационных технологий.

Указанные международные договоры заложили основу для локального взаимодействия государств в сфере противодействия использованию информационно-коммуникационных технологий в преступных целях, однако не могут в силу присущих им региональных особенностей претендовать на универсальный охват. Они также не отличаются актуальностью, ведь многие их положения уже изрядно устарели. Будапештская конвенция и вовсе содержит положения, противоречащие действующим принципам международного права. В частности, ее статьей 32 (b) предусмотрена возможность трансграничного доступа одного государства к данным на территории других стран без их уведомления и согласия, что, очевидно, идет вразрез с принципом невмешательства во внутренние дела суверенных государств.

В этих условиях миру необходимы современные и соразмерные глобальные ответные действия на возникающие вызовы в киберсфере. Именно поэтому Россия выступила инициатором разработки под эгидой ООН первой в истории универсальной конвенции по противодействию использованию информационно-коммуникационных технологий в преступных целях. Эта идея была поддержана большинством стран (за резолюцию 74/247 Генассамблеи ООН проголосовали 79 делегаций). Она предусматривает запуск работы спецкомитета по разработке конвенции с участием всех без исключения 193 государств — членов ООН, а также представителей гражданского общества и бизнеса, учитывает особые потребности развивающихся стран, нуждающихся в наращивании киберпотенциала.

В 2020 году в условиях серьезных ограничений, связанных с пандемией, страны начали активную совместную работу по реализации этой инициативы, что лишний раз подчеркивает востребованность скорейшего принятия мер в сфере борьбы с киберпреступностью. Созыв первой (организационной) сессии спецкомитета запланирован на январь 2021 года.

Несмотря на свой прагматизм, российская инициатива вызвала жесточайшее сопротивление со стороны Запада, чья аргументация и последовательные попытки остановить процесс посредством процедурных рычагов направлены не на практическое решение всеобщей проблемы противодействия киберпреступности, а на удовлетворение амбиций западного политического истеблишмента. Очевидно, что эти действия предпринимаются с единственной целью — закрыть развивающимся странам доступ к принятию решений, сохранив за собой привилегии узкого круга влиятельных технологически развитых игроков, навязать западные стандарты борьбы с киберпреступностью и понимания последней. Для достижения успеха в борьбе с глобальной угрозой в интересах всего человечества считаем важным не политизировать процесс, а приступить к скорейшему поиску взаимовыгодных и эффективных решений сугубо в прикладном ключе.

Важным направлением деятельности ДМИБ является обеспечение гармоничного межгосударственного сотрудничества по вопросам МИБ на многостороннем, региональном и двустороннем уровнях. Сложно переоценить вклад таких механизмов в решение задач по укреплению доверия и наращиванию потенциала. Нередко позитивный опыт взаимодействия в них перенимается и в других регионах и даже на универсальном уровне.

Россия последовательно продвигает конструктивные инициативы по МИБ, которые поддерживаются странами СНГ, ОДКБ, ШОС, БРИКС, АСЕАН.

Один из наших стратегических приоритетов — укрепление отношений с партнерами по Шанхайской организации сотрудничества. Несмотря на внесенные в связи с эпидемией коронавируса изменения в планы совместной работы, в год председательской вахты России в Организации государствами — членами ШОС уделено особое внимание взаимодействию в области МИБ.

В частности, 10 ноября 2020 года государства — члены Организации приняли заявление Совета глав государств — членов ШОС о сотрудничестве в области обеспечения МИБ. В этом важнейшем документе отражены принципиальные позиции стран ШОС в данной сфере, отмечен общий настрой на сотрудничество в вопросах предотвращения конфликтов в информационном пространстве, подчеркнута ключевая роль ООН в борьбе с угрозами в сфере МИБ.

Главы государств выразили поддержку осуществляемой в ООН деятельности по выработке правил, норм и принципов ответственного поведения государств в информационном пространстве и подтвердили намерение продолжить совместную работу и координацию усилий государств — членов ШОС на этом направлении в рамках ключевых профильных переговорных площадок ООН. Они признали необходимость разработки под эгидой ООН всеобъемлющей международной конвенции о противодействии использованию ИКТ в преступных целях.

Главы государств ШОС заявили о необходимости усиления координации по вопросам совершенствования управления сетью Интернет, в том числе обеспечения равных прав государств на участие в процессе управления сетью Интернет и повышения роли Международного союза электросвязи. Стороны выступили за всеобъемлющую реализацию Соглашения между правительствами государств — членов ШОС о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности от 16 июня 2009 года.

Активная работа велась и в рамках СНГ, в частности в плане подготовки Совместного заявления глав государств Содружества.

Российская кибердипломатия в контексте взаимодействия в рамках БРИКС традиционно уделяет значительное внимание проблематике совместного противодействия угрозам в информационном пространстве как одному из ключевых направлений своей деятельности. Видим огромный потенциал для его дальнейшего развития.

Общим интересам Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР отвечает укрепление политико-правовой базы внутрибриксовского взаимодействия в области МИБ. В 2018 году на саммите в Йоханнесбурге лидеры государств — участников «пятерки» обозначили стратегическую цель — разработку профильного межправительственного соглашения БРИКС. Согласование подобного нормативного документа — процесс непростой и небыстрый, требующий тщательного изучения на национальном уровне.

Параллельно нельзя ослаблять наши усилия по развитию практического сотрудничества «пятерки». Такая деятельность ведется с 2015 года в рамках Рабочей группы БРИКС по вопросам безопасности в сфере использования ИКТ — основного профильного экспертного механизма. В этом году заседание Рабочей группы впервые проходило в режиме видеоконференцсвязи. Обсуждение всего комплекса пятистороннего взаимодействия в области МИБ вновь подтвердило востребованность профильного профессионального диалога наших стран. В частности, в принятой по итогам XII саммита БРИКС Московской декларации от 17 ноября 2020 года позитивно отмечается деятельность Рабочей группы «по рассмотрению и подготовке соответствующих предложений, в том числе о разработке межправительственного соглашения БРИКС о сотрудничестве в области обеспечения безопасности в сфере использования ИКТ и двусторонних соглашений между странами объединения».

Одной из главных региональных площадок по формированию повестки дня МИБ на пространстве АТР остается Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). В фокусе нашего внимания — расширение взаимодействия с государствами — членами Ассоциации по всему спектру вопросов МИБ. На это нацелен предложенный Россией и согласованный со всеми странами-участницами концептуальный документ о запуске Диалога Россия — АСЕАН по вопросам использования ИКТ, который призван стать основным механизмом по рассмотрению всего спектра вопросов обеспечения информбезопасности.

В 2017 году по инициативе России был запущен механизм межсессионных встреч по безопасности в сфере использования ИКТ и самих ИКТ Регионального форума АСЕАН по безопасности (АРФ).

В сентябре 2020 года министрами иностранных дел Регионального форума АСЕАН утвержден российский проект концептуального документа АРФ о проведении семинара по противодействию использованию ИКТ в преступных целях. Его соавторами выступили Китай и Вьетнам. Тогда же был утвержден проект российского Концептуального документа по терминологии в области безопасности в сфере использования ИКТ и самих ИКТ. Данная российская инициатива крайне важна с учетом отсутствия в международном дискурсе общепринятых терминов в сфере МИБ, не говоря уже об их юридическом закреплении.

На европейском направлении делаем акцент на взаимодействии с ОБСЕ, в частности, в контексте разработки мер укрепления доверия в киберсфере с целью сокращения рисков возникновения конфликтов в результате использования ИКТ. Для этого в 2012 году была создана Неформальная рабочая группа, которая в 2016 году представила перечень из 16 таких мер. К сожалению, в условиях дефицита этого доверия сразу же возникли сложности с их имплементацией. В настоящее время Группа пытается определить порядок выполнения отдельных мер. Это долгая, непростая работа, и мы в ней тоже участвуем.

В то же время растет интерес Организации к широкому кругу  вопросов обеспечения МИБ, борьбе с информационной преступностью и даже тому, что называется «кибергигиеной». В этом контексте российский опыт весьма востребован. В 2020 году представители МИД России, компетентных ведомств, компаний ПАО «Сбербанк», «Лаборатория Касперского» успешно выступили на трех тематических конференциях и нескольких вебинарах.

В 2020 году, несмотря на пандемию, развернулась глобальная работа в двустороннем формате с государствами-единомышленниками, заинтересованными в сотрудничестве с Россией в области МИБ. Одной из наиболее эффективных форм работы является заключение двусторонних межправительственных соглашений (МПС) о сотрудничестве в сфере обеспечения МИБ. В рамках уже заключенных соглашений подписываются планы реализации основных направлений двустороннего сотрудничества в области обеспечения МИБ на предстоящие годы.

В развитие договоренностей между президентами В.В.Путиным и Э.Макроном в 2020 году был запущен российско-французский механизм Межведомственного стратегического диалога по кибербезопасности. Его первый раунд, состоявшийся в сентябре 2020 года в Париже, продемонстрировал высокую заинтересованность обеих стран в деполитизированном профессиональном разговоре по самому широкому кругу вопросов в сфере МИБ.

ДМИБ планирует активизировать свою работу для укрепления роли России в Международном союзе электросвязи (МСЭ). Наша страна широко вовлечена во все мероприятия, проводимые по линии Союза. Отечественные представители принимают участие в работе всех без исключения исследовательских комиссий и рабочих групп МСЭ.

В настоящее время работа МСЭ по ключевым темам является крайне политизированной. Тем не менее России удается отстаивать свои интересы по всем основным направлениям деятельности Союза, включая ключевые задачи регулирования использования радиочастот и спутниковых орбит, а также разработки новых стандартов электросвязи в отечественных интересах. Целенаправленная работа в МСЭ позволила, например, обеспечить международное признание и включение в основные международные стандарты системы спутниковой радионавигации ГЛОНАСС.

Совместно с заинтересованными министерствами ведется работа по подготовке к проведению в 2025 году юбилейного Форума по управлению Интернетом. Выбор нашей страны в качестве места проведения такого масштабного мероприятия является признанием авторитета России в области развития информационного общества и цифровых технологий. Данная площадка объединяет все заинтересованные стороны в дебатах по вопросам управления Интернетом, независимо от того, представляют ли они правительства, частный сектор или гражданское общество, включая техническое и академическое сообщество, на равной основе и в рамках открытого инклюзивного процесса.

Традиционно особое внимание участники форума уделяют вопросам информационной безопасности, защите персональных данных и обеспечению всеобщего доступа в Интернет.

Таким образом, за год своего существования киберподразделением МИД России проделана немалая работа, получены конкретные результаты, а главное — создан мощный задел на будущее. Магистральными направлениями работы в рамках ООН на ближайшие годы будут новая РГОС по МИБ, Спецкомитет по киберпреступности, а также МСЭ и Форум по управлению Интернетом. Кроме этого, будет продолжена работа в рамках БРИКС, «двадцатки», на региональном уровне — в СНГ, ОДКБ, ШОС, АРФ, АСЕАН, ОБСЕ. Запускается взаимодействие с такими партнерами, как Африканский союз, Лига арабских государств, КАРИКОМ, малые островные государства Южной части Тихого океана и т. д. Безусловно, в фокусе внимания будут оставаться вопросы наращивания двустороннего сотрудничества со всеми заинтересованными партнерами.

Авторы:

Андрей Крутских, Специальный представитель Президента России по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности, директор Департамента международной информационной безопасности МИД РФ

Вероника Филаткина, Атташе Департамента международной информационной безопасности МИД России

Источник: https://interaffairs.ru/jauthor/

Print Friendly, PDF & Email
%d такие блоггеры, как: