В настоящее время на профильных площадках ООН по вопросам международной информационной безопасности (Рабочая группа открытого состава (РГОС) по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности и Группа правительственных экспертов (ГПЭ) по продвижению ответственного поведения государств в киберпространстве в контексте международной безопасности) активно обсуждается вопрос о применимости международного права в сфере безопасности информационно-коммуникационных технологий (ИКТ). Данная тема стала своего рода «водоразделом» в позициях ключевых государств в этой области. Несмотря на продолжительные многолетние дискуссии, международное сообщество все еще далеко не только от консенсуса, но даже от общего понимания базовых категорий применимости международного права к ИКТ-сфере. В целях прояснения вопроса важно понять субстантивное содержание этого явления, его процедурные моменты и этапы осуществления.

Исходим из того, что в настоящее время формируется отдельная подотрасль права международной безопасности — право международной информационной безопасности.

Говоря о применимости международного права, с правовой точки зрения корректнее было бы использовать термин «применение/реализация норм международного права». В этом смысле данное понятие подразумевает целенаправленную деятельность субъекта международного права, в первую очередь государства и международной межправительственной организации, по обеспечению осуществления норм международного права. Прежде всего оно базируется на основополагающих принципах современного международного права, которые закреплены в Уставе ООН, Декларации о принципах международного права, касающейся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН от 24 октября 1970 года, а также в хельсинкском Заключительном акте СБСЕ от 1 августа 1975 года (суверенном равенстве, невмешательстве во внутренние дела, мирном урегулировании споров, сотрудничестве государств и др.1).

В доктрине международного права2, а также в практической деятельности зачастую используется термин «имплементация» (лат. impletum, англ. implementation — выполнение, осуществление, реализация). Широкое распространение этот термин получил в официальных документах ООН. При этом имплементация, по сути, является осуществлением «международно-правовых и внутригосударственных норм во исполнение международно-правовых обязательств, а также созданием на международном и внутригосударственном уровнях условий для такого осуществления»3. Отсюда появляются такие понятия, как «механизм имплементации» — содержащаяся в международно-правовом инструменте система мер контроля за его выполнением или орган и процедура его работы, а также «имплементационные статьи» — статьи договора, которые содержат упомянутую выше систему мер4. Имплементация осуществляется как в широком, так и в узком смысле. В первом случае она осуществляется на международной арене, во втором — на национальном уровне5.

Рассмотрим вопрос в широком контексте. В данном случае подразумеваются в первую очередь меры по реализации норм международного права. Под этим понятием следует понимать, по мнению Г.В.Игнатенко, «воплощение норм международного права в поведении, деятельности государств и других субъектов… практическое осуществление нормативных предписаний»6. Следует добавить, что в юридическом смысле этот процесс также носит характер правообеспечения.

В теории международного права выделяются следующие формы реализации: соблюдение, исполнение и использование. При соблюдении осуществляются, как правило, нормы-запреты, следуя которым субъекты международного права воздерживаются от совершения какого-либо действия. В случае исполнения международно-правовой нормы предполагается активная деятельность государств/международных организаций как субъектов международного права по осуществлению норм. Данная форма реализации присуща международно-правовым нормам, предусматривающим конкретные обязательства или определенные действия7. В контексте использования международно-правовой нормы предусматривается осуществление содержащихся в конкретной норме возможностей. При этом субъект международного права обладает правом принятия решения по использованию тех или иных нормативных положений, то есть имеет место реализация так называемых управомочивающих норм. При использовании международно-правовой нормы отсутствует жесткое, императивное предписание конкретного поведения/действия либо воздержания от него.

По своей сути реализация представляет собой процесс, когда соответствующие субъекты международного права, которым адресована норма, действуют в соответствии с ее положениями. Зачастую необходимы правовые и/или организационные меры со стороны государств для своевременного, всестороннего и полного осуществления норм международного права.

Процесс реализации международного права в целом, то есть с учетом тех особенностей, которые присущи реализации отдельных договоров (иных международно-правовых актов) и норм, включает непосредственную фактическую деятельность, соответствующую требованиям норм, а также правовое и организационное обеспечение фактической деятельности.

Помимо правовой базы, необходимы механизмы реализации норм международного права, которые представляют по себе совокупность нормативных и институционных (организационно-правовых) средств, используемых субъектами международного права на международном и национальном уровнях с целью реализации международно-правовых норм.

Будучи по своему характеру комплексом средств и институтов, используемых государствами для обеспечения реализации международно-правовых норм, международный механизм состоит из двух взаимосвязанных компонентов — международного правового (прежде всего конвенционного) механизма (правообеспечительное нормотворчество, толкование, международный контроль, правоприменение) и международного организационно-правового (институционного) механизма (государства, организации и органы).

На данном этапе важно понимать, что в связи со спецификой информационно-коммуникационной сферы как объекта регулирования существующие нормы международного права не могут применяться в ней путем простой экстраполяции. Как представляется, необходимы адаптация действующих международно-правовых норм и выработка новых конкретных норм и механизмов международно-правового регулирования сферы использования ИКТ.

С этих позиций на международных площадках, прежде всего в ООН, выступает Российская Федерация и ее ближайшие союзники. Речь идет о необходимости выработки в перспективе глобального, универсального, юридически обязывающего документа в сфере использования ИКТ по аналогии с подобными договоренностями в области ограничения вооружений, нераспространения ядерного оружия и др.

Международное сообщество, однако, не достигло консенсуса относительно необходимости совместной разработки такого документа, который регулировал бы действия государств в информационной сфере. В этой связи наиболее приемлемым для большинства государств вариантом являются нормы «мягкого права», которые представляют собой первый практический шаг на пути к готовности государств взять на себя определенные обязательства в ИКТ-сфере. Так, по российской инициативе при поддержке 119 стран принята резолюция Генассамблеи ООН 73/27 «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникации в контексте международной безопасности» от 5 декабря 2018 года с первоначальным перечнем из 13 правил, норм и принципов ответственного поведения государств в информационном пространстве. Более 30 стран инициативно стали ее коспонсорами.

Главный смысл этих правил — заложить в ИКТ-сфере основу для мирного взаимодействия государств, обеспечить предотвращение войн, конфронтации и любых агрессивных шагов, гарантировать использование ИКТ исключительно в мирных целях.

Данные правила, нормы и принципы являются хорошим практическим заделом для последующего процесса нормообразования, их дальнейшего развития и отражения в универсальном юридически обязывающем документе в области ИКТ, а в перспективе — и формирования возможно отдельной отрасли международного информационного права либо подотрасли права международной безопасности.

Таким образом, требуется дальнейшая нормотворческая работа, согласование воль государств в сфере ИКТ, включая подписание многосторонних соглашений и двусторонних договоров, появление соответствующих механизмов в целях создания информационного мира и недопущения конфликтов в сфере ИКТ.

1Особое значение для процесса реализации норм международного права имеет принцип добросовестного выполнения международных обязательств (pacta sunt servanda). Он распространяет свое действие на все нормы, независимо от функций, назначения, формы выражения. Каждое государство обязано добросовестно осуществлять свою деятельность, что предполагает возможность максимального приближения и в конечном счете достижения результата, на который рассчитывали создатели норм. Принцип обязателен не только во взаимоотношениях между государствами, но распространяется также на сферу национального права в контексте реализации норм международного права. Государства должны обеспечить согласование их законов и практики с обязательствами по международному праву.

2Наиболее известными учеными-юристами-международниками, исследовавшими данный вопрос, являются Н.Б.Крылов, И.И.Лукашук, Г.В.Игнатенко и О.И.Тиунов.

3Словарь международного права. 3-е изд. перераб. и доп. М.: Статут, 2014. С. 118.

4Там же. С. 118-119.

5По мнению Ю.А.Цветкова, в данном контексте имплементация международного права должна пониматься как «фактическое осуществление международных обязательств на внутригосударственном уровне путем трансформации международно-правовых норм в национальные законы и подзаконные акты». (Цветков Ю.А. Международное право. Схемы и определения: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по направлениям подготовки «Юриспруденция», «Правовое обеспечение национальной безопасности», «Правоохранительная деятельность». М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2020. С. 33.)

6Игнатенко Г.В., Тиунов О.И. Международное право. М.: Издательская группа НОРМА-ИНФРА М, 1999. С. 165.

7Так, ст. 21 Международного пакта о гражданских и политических правах, в частности, гласит: «Каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в настоящем Пакте…»

Источники и литература

1. Валеев Р.М. Контроль в современном международном праве. Казань, 2001.

2. Гавердовский А.С. Имплементация норм международного права. Киев, 1980.

3. Захарова Н.В. Выполнение обязательств, вытекающих из международного договора. М., 1987.

4. Лукашук И.И. Международное право. Общая часть. М.: Волтерс Клувер, 2008.

5. Марочкин С.Ю. Проблема эффективности норм международного права. Иркутск, 1988.

6. Мингазов Л. Эффективность норм международного права. Теоретические проблемы. Казань, 1999.

7. Осминин Б.И. Принятие и реализация государствами международных договорных обязательств. М., 2006.

8. Проблемы реализации норм международного права / Отв. ред. Г.В.Игнатенко. Свердловск, 1989.

9. Реализация международно-правовых норм во внутреннем праве / Отв. ред. В.Н.Денисов, В.И.Евинтов. Киев, 1992.

10. Суворова В.Я. Реализация норм международного права. Екатеринбург, 1992.

11. Тиунов О.И. Роль международного права в обеспечении правового порядка в мировом сообществе // Международное право и национальное законодательство / Отв. ред. Ю.А.Тихомиров. М., 2009.

12. Цветков Ю.А. Международное право. Схемы и определения: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по направлениям подготовки «Юриспруденция», «Правовое обеспечение национальной безопасности», «Правоохранительная деятельность». М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2020.

Юрий Ясносокирский, Начальник отдела ДМИБ МИД России, доцент кафедры международного права МГЛУ, кандидат юридических наук

Print Friendly, PDF & Email
%d такие блоггеры, как: